Генетик Александра Прокофьева-Бельговская

Гражданин, Человек, Ученый. Три имени существительных мужского рода, относящиеся к уникальной Женщине. Александра Алексеевна Прокофьева-Бельговская: так зовут первую Леди науки будущего – генетики…

Гены, наследственность, мутанты… вряд ли найдется хоть кто-то, кто не знает этих слов. Когда дети смотрят по черепашек Ниндзя, слово «мутация» нет-нет, да и промелькнет. И всем понятно, пусть в самых общих чертах, что мутант – это что-то неправильное.

Помните фильм «Обыкновенное Чудо»? Там один герой очень любил списывать все на своих предков. «Во мне проснулась моя бабушка…» Такая наследственность, ничего не поделаешь.

А такой термин, как «геномодифицированные продукты»? Его знает каждая домохозяйка!
Однако, было то время, когда генетику называли не иначе, как «продажной девкой империализма», а людей, которые ее изучали, именовали «мухолюбами–человеконенавистниками».

Почему эта наука, была признана советским руководством занятием преступным? При чем здесь мухи? И какое отношение ко всему этому имеет имя Женщины, заявленной в анонсе статьи?

Совсем недавно был расшифрован генетический код человека. Известнейший американский генетик, Ф.Коллинз в 2003 году отметил, что «многолетний труд проделан не зря, хотя и обошелся в 2 млрд. 700 млн. долларов. Но никакие доллары не заменят усилия и энтузиазм тех, кто приближал этот день». Разгаданный код стал основой для первого издания «Книги жизни». Двойная спираль ДНК, невидимая глазу, содержит в себе всю наследственную информацию о человеке. Прочитав ее, можно узнать очень многое из жизни человека. И при возможности – изменить ее в лучшую сторону. Над этой вселенской головоломкой бились и бьются сотни ученых из многих научных центров разных стран. Слова «это радость со слезами на глазах» из известной песни Давида Тухманова как нельзя лучше описывают состояние тех, кто дождался этого дня. Действительно, «этот день мы приближали, как могли…»

Далеко не все наследственные болезни на данный момент времени излечимы. Пока… Но ученые уже знают, как вылечить, например, гемофилию, который страдал царевич Алексей. Если бы раньше было известно то, что знают генетики XXI века…

И вот здесь-то и появляется, наконец, в моем повествовании Муха. Обычная муха-дрозофила. С усиками и крылышками. Ничего особенного…. нашел, о чем писать!

Однако этой мушке можно ставить памятник! Как и собаке академика Павлова. Почему? Дело в том, что генетики ставили свои первые эксперименты на этом неприметном насекомом. Сухая научная информация: 50% генов дрозофилы имеют свои аналоги у генов человека, и не менее 60-70% генов, вызывающие наследственные болезни у человека, имеют своих двойников у дрозофилы.

Что это означает? Муха – идеальный полигон для испытаний! Не ставя под угрозу жизнь человека, можно думать о том, как излечивать тяжелейшие болезни.

Однако, в послевоенные голодные годы гонения на генетиков особенно обострились. Спрятавшись за термин «мичуринская наука», «народный» академик Лысенко обещал правительству решить продовольственную программу, уповая на так называемую «ветвистую пшеницу». Обещания завалить страну хлебом возымело действие. Поддерживаемый на самом верху, горе-академик стал Авторитетом. Заметьте, не научным. Те методы, которыми он пользовался для устранения своих оппонентов, не сильно отличались от бандитских разборок. Только здесь все более чем законно. Еще бы! Он же боролся с «врагами народа»!

Действительно, зачем изучать каких-то мух, когда надо накормить людей?! Да еще монах этот, который генетику придумал, с фамилией Мендель. И его последователи – Морган и Вейсман. В стране, победившей Германию, это было серьезным пунктом для обвинения в преступлениях против человечности. Не больше и не меньше!

Прочтите две книги: «Белые одежды» Владимира Дудинцева и «Зубр» Даниила Гранина. События в них — как искусно написанный детектив. Но это – Правда. От первой до последней буквы. Правда о страшном периоде в жизни советского общества и науки.

А что же Александра Алексеевна Прокофьева-Бельговская? Для того, чтобы лучше представить вам ее образ, мне пришлось написать все предыдущее.

Крестьянской девочке, рожденной 26 марта 1903 года, довелось стать Королевой цитогенетики — науки о хромосомах. А хромосомы – это носители генной информации.
Лауреат Государственной Премии СССР и ордена Трудового Красного Знамени, она входит в плеяду звезд мировой науки как исследователь хромосом человека и наследственных заболеваний. На ее счету — основные труды по проблемам гена, структуре и функций хромосом, радиационной и медицинской цитогенетике. Более того, она — создатель отечественной школы цитогенетики человека.

«Леди во всем!» сказал бы аналитик Шерлок Холмс. «Мадам» — так ее называли сподвижники и ученики. Ей посвятили целую книгу «Портрет на фоне хромосом».

Наука – превыше всего! Как проиллюстрировать ее научные и жизненные принципы? Думаю, мне хватит всего несколько фраз, которые она часто повторяла.

«А Вы умеете смотреть в микроскоп?» Именно на «Вы», подчеркивая свое уважение к профессионалу. Не профессионал – тот, кто не умеет. Или не хочет, думая о «ветвистой пшенице». Но с непрофессионалами Александра Алексеевна предпочитала не работать.

«Покажите Ваш препарат!». Звучит, как «предъявите ваши доказательства!» Если вы профессионал, бояться нечего. Если же нет… Наука оперирует только фактами!

«Береги платье снову, а честь – смолоду». Жизненная философия, уместившаяся в одной мудрой фразе.

Сегодня о ДНК и хромосомах написано и сказано немало. И это уже достойная память женщине-ученому, которую можно сравнить с просветительницей княгиней Дашковой.

Взгляните на список лишь некоторых адресов, которые напрямую связаны с именем Александры Алексеевны.

Зоологический музей на Большой Никитской, дом 6. Тут проходили заседания Московского общества испытателей природы (МОИП). Здесь возрождалась и формировалась в России настоящая генетика. А Александра Алексеевна тут не раз выступала с докладами.

Кафедра генетики и селекции биологического факультета МГУ. Здесь она преподавала. Ее лекции были преисполнены жизненной мудрости, научных данных и тонкого интеллектуального юмора. Учить людей интереснейшей науке – биологии – было ее Призванием.

Вблизи станции метро «Университет», рядом с цирком, в глубине домов стоит кирпичное здание школы. В ней в 50-х годах находилась Лаборатория радиационной генетики Института биологической физики АН СССР. Важность деятельности этой лаборатории будет оценена тогда, когда прозвучит слово «Чернобыль». Александра Алексеевна была одной из первых, кто объяснил миру еще в 1960 году от имени советских ученых, что означает радиация для здоровья человека. И не откуда-то, а с трибуны ООН!

Вдоль улицы Вавилова стоят три (!) института, где ее отлично помнят. Институт молекулярной биологии РАН, Институт биологии развития и Институт общей генетики РАН. На здании первого из них висит мемориальная доска. А.А. Прокофьева-Бельговская проработала тут с 1961 по 1984 год. Ее соратниками были известнейшие ученые мировой науки.

Значимость ее научного наследия заключается не только в ученых трудах. Она оказала существенное влияние на развитие отечественной цитогенетики и воспитала многочисленных учеников.

Лысенковщина пала. А генетика – жива. Как и жива память о Женщине, на равных общавшейся с зарубежными светилами. Не каждому это дано!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *